Инвестиции в кризис.  Время для (правильных) инвестиций, биткойн, зеленые зоны в городах
Общество
06.05.2020

Инвестиции в кризис. Время для (правильных) инвестиций, биткойн, зеленые зоны в городах


Чамат Палихапития (Chamath Palihapitiya) — миллиардер (43 года), портфельный инвестор, председатель совета директоров Virgin Galactic (первый коммерческий запуск намечен на 2020 год), основатель и управляющий партнер венчурной компании Social Capital и совладелец и член совета директоров команды NBA — The Golden State Warriors (недавние чемпионы NBA 2015, 2017 и 2018 годов). Он работал в одной из первых менеджерских команд Facebook в период с 2007 по 2011 год. Владеет значимой долей биткойнов, в одно время его доля составляла около 5% от всех существующих биткойнов. Чамат вырос в очень бедной семье канадских эмигрантов из Шри-Ланки.

У него здравый и информированный взгляд на происходящее. Во многом он напоминает мне Рэя Далио. Он дал это интервью месяц назад — 2 апреля 2020 года. Притом что апрель для американского рынка акций был одним из самых лучших месяцев в истории (с 1-го по 30-е апреля индекс SP500 вырос на 18%), его взгляд очень актуален. Он считает, что мы стоим на пороге депрессии.

Я дополнил это интервью ответами Чамата, которые он дал еще в нескольких беседах с журналистами. 

Михаил Иванов, Smart Reading 

Источник


Послушать пост:


Текущая позиция. Вы можете значительно заработать, инвестируя умно

В прошлом году мы вывели в кеш $1,7 млрд. Я целенаправленно снижал свои вложения в акции. Не могу похвастаться, что продавал все на пике. Я продавал позиции каждый день, усредняя стоимость. Из акций публичных компаний, сегодня мы владеем пакетами только в четырех компаниях: Amazon (+30,35% с 1 января по 30 апреля 2020 года. — Здесь и далее курсивом примечание редактора), Slack (+15,94%), Tesla (+81,72%) и Virgin Galactic (+49,45%). (Чамат был одним из ранних инвесторов и членом совета директоров Slack.)

У нас есть большой портфель private equity инвестиций. Невозможно оценить, насколько упала их стоимость. Думаю, что в среднем на 30%. Полагаю, что многие упадут на 60%, а кто-то и вовсе не переживет этого кризиса. 

Мы рассчитываем удачно инвестировать кеш, который имеем сегодня. В такое время можно во много раз умножить свой капитал. В мире около 400 «единорогов» (непубличные компании с капитализацией более $1 млрд), многие из которых испытывают серьезные проблемы.

Мы ищем то, что останется неизменным и после пандемии. Так или иначе мы будем потреблять энергию, ходить в рестораны, разговаривать по телефону, покупать продукты, путешествовать. Кстати, в прошлой жизни, чтобы сделать это интервью, вам пришлось бы прилететь ко мне в Сан-Франциско и потратить на билеты, отель и еду несколько тысяч долларов. Сейчас ваши затраты равны нулю. Мы будем путешествовать, но в основном для удовольствия. (За первый месяц это интервью посмотрели более 700 тысяч человек. На этом заработал Google, так как интервью было размещено в YouTube. В первом квартале 2020 года рекламная выручка YouTube составила $4,04 млрд, что на 33% выше, чем в 2019 году. Эту статью я пишу в Google Docs, за который платит Smart Reading. Ценность из множества индустрий утекает в Google.) 

Мы ищем компании, которые «выплеснули вместе c водой» на фоне всеобщей паники. 

Возьмем, например, REIT (фонды, владеющие недвижимостью). Они практически все упали на 40%. Среди них есть фонды, владеющие коммерческой и офисной недвижимостью, с большими текущими потерями и те, которые владеют складами Amazon, Walmart и других продовольственных сетей. Они только выиграли в настоящий момент. Мы внимательно пообъектно смотрим портфель таких компаний. (Например, такие REIT, как Prologis и Segro в Европе.)

Или телеком. Сотовые операторы инвестировали очень много в создание сетей, но они противостояли введению электронных сим-карт, и сейчас вам нужно идти в офис, чтобы сменить оператора. При этом очевидно, что в США слабая инфраструктура при возросшей потребности. И кризис это очевидно продемонстрировал. Компании будут вынуждены меняться, чтобы соответствовать. И нам они тоже интересны. 

Наш фонд не участвует в инвестициях на поздних стадиях в раундах C или D. Мы покупаем значимую долю или всю компанию, активно участвуя в менеджменте. 

Наиболее интересные для нас области: 

  • Медицина. 
  • Образование. (Это как раз область, где работает Smart Reading. За март–апрель 2020 года мы получили 50 тысяч новых клиентов на триал-период. Если в 2019 году по выручке и прибыли мы отставали от издательства «Манн, Иванов и Фербер» в 10 раз, то уже в 2020 году разрыв по прибыли будет только вдвое меньше.) 
  • Изменение климата. (Интересно, что в связи с изменением климата уже через 15–20 лет Северный морской путь может стать судоходным в течение всего года и товары из Китая через него могут пойти в Европу и США. Другой интересный факт: могут появиться новые регионы для выращивания винограда.) 

Именно там и произойдут значимые изменения. 

Чтобы понять новые паттерны, мы анализируем альтернативные источники информации — OpenTable, Yelp, Second Measure (анализ покупок по кредиткам), TomTom (пешеходный трафик). Это очень трудоемкое и скучное занятие, но выгода от этого огромна. 

Делая анализ, я стараюсь поставить себя на место менеджмента. Возьмем, для примера, компанию, которой я восхищаюсь, — Workday. Капитализация этой компании выросла в 10 раз за 7 лет с момента ее выхода на рынок. (Компания была основана бывшим CEO и CSO из PeopleSoft в 2006 году после ее поглощения Oracle.) У нее высокие мультипликаторы, но сейчас она стоит дешево. Ее основные клиенты — тысяча крупнейших мировых компаний. Два ее ключевых продукта — ИТ-инфраструктура для управления персоналом и система финансового учета. В первом случае они конкурируют с PeopleSoft, во втором — с Oracle. 

Давайте посмотрим на ее текущее положение. Выручка от клиентов из нефтегазовой индустрии равна нулю. Большей части компаний вообще не до того, чтобы заниматься улучшением HR-инфраструктуры. Авиалинии, отели, банки не покупают ничего. 

Мы живем в тесном взаимозависимом мире. Уже нельзя выделить просто пострадавшие и непострадавшие отрасли. Возьмем, к примеру, розничную торговлю — Macy’s (одна из крупнейших сетей универмагов в США с более чем 500 магазинами. Все закрыты на время карантина). Каковы ключевые расходы Macy’s? 1) Люди. Только что они уволили (furlough) 20 тысяч человек. 2) Аренда. Они перестанут ее выплачивать или значимо сократят. 3) POS (point of sales)  — кассы и программное обеспечение — сейчас не тратят ни копейки. 4) Товары на полках — перестали заказывать. Капитализация компаний, которые занимаются POS, составляла около $15 млрд. Представьте, сколько ретейл тратил на POS: $5–6 млрд в год. Теперь выручка таких компаний — ноль! 

Представьте, что в прошлом году в первую неделю апреля выручка кинотеатров составляла $200 млн. На первой неделе 2020 года она составила… $5 тыс. Вернутся ли люди в кинотеатры? Кино — это развлечение, которое не существенно для потребителя. У людей есть альтернатива в виде Netflix и других стриминговых сервисов. И модель в этой индустрии изменится. Если раньше у кинотеатров был эксклюзив при выходе фильмов, которые попадали в стриминговые сервисы с большой задержкой, то сейчас все изменится. Сети кинотеатров, скорее всего, разорятся. Выживут только наиболее успешные отдельно стоящие кинотеатры. (Крупнейшая сеть кинотеатров в США — публичная компания Cinemark Holdings (CNK). Ее капитализация упала почти на 60% с 1 января до 30 апреля.)

Студии больше не смогут зарабатывать столько, сколько раньше, а это повлияет на зарплату актеров и всех, кто участвует в этой индустрии. Все будут зарабатывать меньше. И вам, если вы сдавали им площади в аренду, придется придумать, как перепрофилировать их. 

Если вы думаете, что текущий кризис обойдет вас стороной (вы не работаете в ресторанном, отельном бизнесе, авиакомпании, нефти, финансах, непродуктовом ретейле), вы ошибаетесь. Сам кризис или его последствия коснутся любой отрасли. В вашем ближайшем окружении будут люди, которые потеряли работу или бизнес. Малый бизнес за следующие три года переживет 100%-ное обновление. Я думаю, что его надо поддерживать в тот момент, когда он начнет выбираться. Станет ясно, какова будущая модель. 

А сейчас надо переходить на модель работы с нулевыми бюджетами. Представьте, что у вас вообще нет выручки. На чистом листе бумаги вы выписываете то, без чего ваша компания не может жить. На ближайшие 6–9 месяцев любые покупки из категории «хорошо бы это иметь» должны быть заморожены. Даже на самое необходимое не будет хватать денег. И, я боюсь, мы можем войти в многолетнюю депрессию, обеспеченную безработицей 15–25%, которую мы видим уже сейчас. Потребуется длительное время, чтобы восстановиться. Хочется надеяться, что нас выведут из этого периода не 10 лет дефляции и мировая война, как это было в 1930-е годы. 

Про инвестиции в IT-бизнес

Пять лет назад было много проинвестировано в малые и средние ИТ-компании из-за ожиданий быстрого роста. К сожалению, мелкие и средние компании, ориентированные на другие мелкие и средние компании, в кризис будут первыми, кто потеряет платежеспособных клиентов. Стартапы, которые выбрала тысяча крупнейших компаний мира в качестве клиентов (например Workday, ServiceNow (система поддержки — хелпдеск), обладают защитным преимуществом во времена глобального кризиса: их клиенты имеют больше шансов остаться на плаву.

Под угрозой и компании с монопродуктом. В кризис CFO и CEO заинтересованы в комплексных предложениях от одного поставщика — пакетом покупать проще и дешевле. Поэтому крупные многоцелевые компании, например Microsoft, имеют большое преимущество, закрывая множество потребностей одной сделкой, возможно, со скидкой. Они выиграют от этого кризиса.

Исключением из этого правила будут монокомпании Zoom, Slack (внутренняя система сообщений для компаний), Okta (система single signon — доступ ко множеству продуктов с помощью одного корпоративного логина), предложения которых уникальны или технологическое преимущество существенно (как в случае с Zoom перед Skype). 

Поэтому среди мелких и средних компаний сейчас сложно найти перспективные и недооцененные. Интересные компании чаще всего занимаются спекулятивным ростом — гонятся за высокой оценкой, а потом уже за ростом клиентской базы.

Биткойн — страховка «от дурака» при катастрофе

В один момент я владел примерно 5% всех биткойнов. Средняя цена, по которой я вошел в этот актив, $80 за биткойн. Я не покупаю и не продаю их, рассматривая как страховку с 2013 года. Мои активы в биткойнах работают в специальной компании. 

На сегодня биткойн не может заменить фиатные валюты, поскольку у него слишком большая волатильность. Ни одна мировая валюта не колеблется в диапазоне 20% в день. При такой волатильности торговля биткойнами — это гетто для трейдеров и спекулянтов. При снижении волатильности и росте интереса от долгосрочных владельцев мы постепенно можем создавать инфраструктуру для биткойнов. Это вопрос десятка лет. Вероятность биткойна стать золотом на горизонте 10 лет — 5–10%.

Инвестиции в биткойн — бинарны. Или вы теряете все, или зарабатываете миллионы. Биткойн может создать квазизолотой стандарт. Сейчас золотом владеют центробанки. В случае с биткойном им может владеть множество людей и его стоимость может определяться совместно. Банки и государства никогда не договорятся о стоимости биткойна, это могут сделать только люди. 

Борьба с пандемией. Если бы я стал президентом США 

Шаг № 1 — всеобщее тестирование. Все, кто живет в стране, должны пройти тестирование и получить браслет определенного цвета. 

Зеленый — вы переболели, и у вас уже есть антитела. Вы можете спокойно идти на работу и в публичные места.

Красный — вы болеете и можете быть заразны. Вы должны уйти на карантин, и все ваши связи надо отследить.

Синий — вы здоровы, но у вас нет антител. Вы также можете спокойно работать. Но быть более осторожными в общении с людьми в красных браслетах. 

В городах необходимо сделать безопасные зоны, в которых могут находиться люди только с зелеными и синими браслетами. Это сложное решение, но оно позволит быстрее восстановить экономику. 

Шаг № 2 — массовые инвестиции в инфраструктуру. Массовые инвестиции в инфраструктуру нужны, чтобы компании, которые получают заказы или налоговые стимулы, использовали продукты и технологии, созданные в США. 

В поисках эффективности мы забыли о национальной безопасности. Мы пришли к ситуации, когда несколько стран в мировой экономике контролируют производство и мы стали зависимы. Вероятно, произойдет деглобализация или реорганизация производственных цепочек. Это повлечет увеличение стоимости, но укрепит безопасность.

О рынке долга

Перед этим кризисом доля государства в ВВП составляла около трети. В этом году, по моей оценке, вклад государственных расходов в ВВП составит 55–60%. Важно, что существуют проблемы не только у компаний, но и у отдельных штатов и городов. 

Правительство США столкнется с ситуацией, когда ему придется решать проблему долга отдельных штатов и городов. (Выручка многих штатов упала вдвое. Снизился налог на продажи, выплата подоходного налога перенесена, даже за парковку люди почти не платят). 

Если Южное полушарие испытает массовую вспышку коронавируса со сменой сезона, будет ли очередной дефолт Аргентины? Вероятно, да. Девальвирует ли свою валюту Бразилия? Практически неизбежно. Объявит ли дефолт по государственному долгу? Тоже возможно. Устоит ли Европа? Да, притом что в еврозоне будет довольно критичная ситуация. И это все создаст спрос на доллары. Нас ждет долгий период дефляции.

Я не считаю, что стоит поддерживать авиакомпании, которые тратили 95% своего свободного денежного потока на выкуп акций и дивиденды. Если бы они инвестировали во что-то значимое, например в создание сверхзвукового самолета, и не смогли бы это сделать, они бы заслуживали поддержки. (В конце апреля 2020 года Уоррен Баффет продал свои доли в крупнейших авиакомпаниях США с убытком. Капитализация компании Zoom больше суммарной капитализации 5 крупнейших авиакомпаний мира).

Мы пытаемся поддержать экономику, поддерживая компании. Это ошибка. Надо поддержать людей напрямую. Налоговая служба уже завтра может перевести деньги на счета налогоплательщиков.. Такая поддержка запустит потребление. (США сделали выплаты людям с невысокими доходами напрямую. Но это была единичная выплата, которая была довольно быстро израсходована.)

Государство собирается покупать плохие долги корпораций. Почему бы не потратить эти же деньги на погашение студенческих долгов за образование? Миллионы людей смогут потратить эти деньги на потребление. 

О профессии инвестора 

Ключевой чертой успешного инвестора я считаю умение наблюдать за тем, что происходит вокруг, отслеживая причинно-следственные связи. А это умение тесно переплетено с психологией. Я целенаправленно работаю над этим и за последние 10 лет стал чуть более уравновешенным человеком и взвешенным инвестором. Теперь эмоции не захлестывают меня и не оказывают былого влияния на мои решения. 

Подпишитесь на библиотеку Smart Reading — поддержите мой бизнес! Бессрочная подписка — 9999 руб. Будет с вами всю жизнь.
Михаил Иванов

Вход
Регистрация
Восстановление пароля
Поздравляем!
Изменение пароля
Доступно после регистрации
Хотите пройти тест?
Поздравляем!
Контакты
Корпоративный аккаунт
Рекуррентная подписка активна
Поздравляем!
Ошибка
Забыли пароль?
или используйте
Вконтакте
Gmail

{{ registrationHeaModalText }}

Уже зарегистрированы? Пожалуйста, авторизуйтесь.
или используйте
Вконтакте
Gmail
Вы успешно зарегистрировались.
Вам отправлено подтверждающее регистрацию письмо.

Укажите Ваш электронный адрес, мы вышлем на него инструкции для восстановления пароля!

Вернуться обратно

Это и другие саммари доступны для наших подписчиков. Попробуйте 7 дней бесплатно или войдите в ваш аккаунт

Попробовать бесплатно
или
Войти в систему

По вопросам корпоративной подписки обращайтесь по адресу corp@smartreading.ru

Вы являетесь корпоративным пользователем.
По вопросам продления подписки обращайтесь к Куратору в рамках вашей компании.

Вы уже купили автоматически обновляемую (рекуррентную) подписку.
По окончанию срока действия подписки - деньги будут списаны с вашей карты автоматически и подписка будет обновлена.

Вы успешно {{ pageTariff_successPayText }} тариф
«{{ pageTariff_PaidTariffName }}»

{{ errorMessage }}

Регистрируясь в системе, вы автоматически соглашаетесь с положением о защите персональных данных (откроется в новом окне) и даете свое согласие на обработку персональных данных (откроется в новом окне)
Смарт Ридинг
Адрес: , ул. Клары Цеткин, д. 18, к. 3, 4 этаж, офис 419 119021 г. Москва,
Телефон:+7 495 260-14-47, Электронная почта: help@smartreading.ru